December 9th, 2017

  • kommari

про Александра Зиновьева

Еще кусочек из Межуева-младшего.

От себя сначала. Меня, кстати, до сих поражает, что некоторые левые и засоветские считают Александра Зиновьева своим. Между тем Зиновьев, много сделавший для борьбы Запада с СССР, некоторые места своей биографии не просто потом не упоминал, но и даже старался скрыть (а это уже признак нехороший). Я-то, как человек уже немолодой, прекрасно помню, что из советских диссидентов-антисоветчиков Зиновьев был не просто злой, а именно крайне злобен, Горбачева и перестройку он считал хитрым фокусом советских людоедов, хотящих таким образом обмануть наивный Запад. И его переворот через голову, после чего он стал чуть ли не более засоветским, чем кто бы то ни было, для меня загадочен и странен.

"Никто, кстати, не помнит, откуда взялось само это слово — «горбачевизм»? Напоминаю, так называлась книга известного философа, писателя и диссидента Александра Зиновьева, выпущенная в свет в США издательством Liberty в 1988 году. Там на обложке изображен портрет Горбачева, переходящий в портрет Ленина. Боюсь, что мало кто из наших современников читал эту книгу: выдающийся мыслитель так и не решился переиздать ее по возвращении на Родину. И немудрено. С 1989 года Зиновьев позиционировал себя как жесткий критик перестройки (которую он не без юмора окрестил «катастройкой») справа. Однако ему невероятным образом удалось укрепить миф о себе как о человеке, который всегда занимал отстраненную от диссидентства консервативно-охранительную — в отношении советской социальной системы — позицию. Зиновьев любил вспоминать впоследствии, как после визита в декабре 1984 года Горбачева в Англию, в ходе которого будущий лидер КПСС не посетил могилу Маркса, философ воскликнул что-то вроде: с этого момента «начинается великое историческое предательство». В том смысле, что лидер коммунистической системы сам отрекся от марксизма-ленинизма.

Между тем в «Горбачевизме», равно как и в других статьях и выступлениях 1986–1988 годов, Зиновьев утверждал нечто иное. Ни о каком «великом историческом предательстве» там и речи не было. Зиновьев упомянул непосещение Горбачевым могилы Карла Маркса в Лондоне исключительно как раскрученный западными медиа факт, на который объективный аналитик не должен обращать никакого внимания. В перестройке Зиновьев видел тогда исключительно провокацию спецслужб, причем, судя по результатам, успешную, нацеленную на усыпление бдительности Запада и политическую нейтрализацию диссидентства. Между тем Горбачев и его соратники, по мнению автора «Горбачевизма», не собирались ни отступать от марксизма, ни всерьез отказываться от военного превосходства, ни пересматривать социальные основы коммунистического строя".