May 20th, 2012

123456

О пользе банальностей и о любви к Простым Истинам.

Оригинал взят у withheadв Русский должен умереть?

Если присмотреться к темам статей, публикуемых на «Однако», то можно заметить одну вещь – довольно большая доля их посвящена простым вещам. Фактически мы говорим читателям банальности, еще раз озвучиваем очевидности, говорим о невероятности невероятностей, о том, что зло – вредно, добро – полезно, по утрам надо чистить зубы, а дети – цветы жизни.

Это не самокритика.

Это констатация серьезной опасности.

Дело в том, что для довольно большой доли наших соотечественников – получение знаний о пользе чистки зубов и вредности зла – снова актуально.

Оказалось, что нужно объяснять, что уважение к предкам и истории – добро, патриотизм – добро, культура, наука, романтика – добро, а предательство, трусость и воровство – зло.

То есть актуальная дискуссия идет о базовых, центральных понятиях. Война идет в самом центре культурного кода. 
Под вопросом оказалось самосознание русских – осознание ими самих себя, знание о собственном существовании.

Состояние большой части общества более всего напоминает состояние человека пережившего тяжелую психологическую травму. Травма настолько тяжела, что актуален вопрос о том, хочет ли травмированный вообще продолжать собственное бытие.

Я говорю как о «десталинизаторах», собирающихся вырезать из национальной памяти целые куски, так и о национал-демократах, желающих объявить о конце исторического бытия русского народа и о начале бытия новых наций – залешан, сибиряков, ингерманландцев и тому подобных.

Оба варианта больных при всех своих противоречиях соглашаются в одном – в ненависти к советскому периоду российской истории, неприятия концепции «Москва – третий Рим», неприятии «особого пути» России, демонизации героев русской истории, сопротивлявшихся западным завоевателям. Доходит до объявления России – абсолютным историческим злом.

Происходит это не только потому, что описываемые фигуранты – предатели и агенты влияния. Многие из них совершенно искренни.

Просто для них собственная русскость является травмирующим психику фактором. Примерно по той же причине, что у изнасилованных женщин травимрующим фактором является осознание собственной женскости – ведь именно это и стало причиной насилия.

Отдают эти люди себе отчет или не отдают, но, так или иначе, они понимают – мир ополчился именно на русских, бьют именно за русскость. Быть русским опасно, быть русским невыгодно, быть русским нереспектабельно. Быть русским – все равно, что носить на себе мишень.

Они отлично уловили послание "Нового Мирового Порядка" русским. Его было легко понять по русской резне в Чечне и Средней Азии, по режиму апартеида в Прибалтике, по «бандеризации» Украины.

Они просто как следует, качественно испугались. Травмированные и перетрусившие желают прекратить свое бытие в качестве русских и переродиться. Всем своим поведением они сигнализируют тем, кого они считают Сильным: «Мы всё поняли, мы больше не будем русскими. Не надо нас наказывать».

Они старательно, ритуально, публично оплевывают всё, что может показаться их новому хозяину обидным – Александра Невского, Кутузова, Сталина. Дело не в их реальных или же мифических недостатках или злодействах. Кутузова обвиняют в любви к порнографии, Невского в союзе с Ордой, Сталина -- в репрессиях. Но на самом деле их вина – русские войска в Прибалтике, в Париже и Берлине. Вот что надо забыть.

Таких "забывателей" достаточно как среди эмигрантов, так и среди русских бывшего СССР, "адаптировавшихся" к новому мировому порядку лучше других. Но таких достаточно и у нас. Очень классический случай – то, что происходит на передачах «Исторический Процесс». Господа Сванидзе, Пивоваров, Симонов ведут себя не как историки, что было бы логично ожидать от передачи с названием «исторический процесс», а именно -- как судьи. Они заняты осуждением русской истории. И каждая попытка сказать им, что они где-то ошибаются, вызывает незамедлительный приступ агрессии. Они защищаются от этого знания всеми силами, потому что подобное знание приобщает их к группе риска – ненавистным русским.

Эта агрессия и сеансы истерики в эфире – обычное проявление страха. Для них предложение поверить в то, что Россия – не абсолютное зло, от которого надо отречься, чтобы продолжать жить, – всё равно, что предложение еврею на оккупированных фашистами территориях налепить на себя жёлтую звезду добровольно в тот момент, когда он уже раздобыл поддельную справку о чешском происхождении.

Это, кстати, отлично свидетельствует об их истинной вере в гуманизм нового мирового порядка. Они отлично понимают, что русских щадить не будут. Залешан – будут. Ингерманландцев – наверное, даже будут нанимать на работы, сибирякам будут давать подачки, бросать косточки. А вот русский – русский должен умереть, чтобы не смущать своим страшным русским именем нового хозяина мира, не пугать его своей историей, не напоминать о казаках в Париже и о красном знамени над Рейхстагом. Не должны звучать более нигде в мире слова «Кто с мечем к нам придет…». Хозяину это неприятно слышать.

Вот и стараются наши интеллигенты. Думают как услужить.

У этих господ, помимо трусости и самоотрицания, есть ещё одна, куда большая проблема.

Они не на ту сторону поставили.

Всё больше и больше людей вспоминает простые истины, что Родина – одна, что надо мыть руки перед едой, а быть русским – большое счастье и удача.

А мы будем помогать эти вещи вспоминать по мере сил.

http://www.odnako.org/blogs/show_18369/


123456

Теория разбитых окон

Оригинал взят у nikolinoв Теория разбитых окон
Оригинал взят у varlamov.ruв Теория разбитых окон
В 1982 году Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг сформулировали теорию, согласно которой, если кто-то разбил стекло в доме и никто не вставил новое, то вскоре ни одного целого окна в этом доме не останется, а потом начнется мародёрство. Иными словами, явные признаки беспорядка и несоблюдения людьми принятых норм поведения провоцируют окружающих тоже забыть о правилах. В результате возникающей цепной реакции «приличный» городской район может быстро превратиться в клоаку, где людям страшно выходить на улицу.

Теория нашла широкое применение на практике — сначала в Нью-Йорке, а затем и во многих других городах США, Европы, Грузии, Южной Африки, Индонезии и т.д. Тщательно следя за чистотой улиц и смывая граффити со стен, нью-йоркские власти не только приучили граждан вести себя культурнее, но и добились значительного снижения преступности в городе.

Социологами Гронингенского университета (Нидерланды) было проведено шесть экспериментов по проверке истинности теории разбитых окон.

Эксперимент 1
Первый эксперимент проводили на улице, где много магазинов, у стены дома, где гронингенцы, приезжая за покупками, паркуют свои велосипеды. У этой стены стоял яркий, бросающийся в глаза знак, запрещающий рисовать на стенах. Сначала стена была чистой. Экспериментаторы повесили на руль каждого велосипеда (всего велосипедов было 77) бумажку со словами «Желаем всем счастливых праздников!» и логотипом несуществующего магазина спортивных товаров. Спрятавшись в укромном уголке, исследователи стали наблюдать за действиями велосипедистов. На улице не было урн, поэтому человек мог либо бросить бумажку на землю, либо повесить на другой велосипед, либо взять с собой, чтобы выбросить позже. Первые два варианта рассматривались как нарушение принятых норм, третий — как их соблюдение.

Из 77 велосипедистов лишь 25 (33 %) повели себя некультурно. Затем эксперимент повторили, при такой же погоде и в то же время дня, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками. На этот раз намусорили 53 человека из 77 (69 %). Выявленное различие имеет высокую степень статистической значимости. Таким образом, нарушение запрета рисовать на стенах оказалось серьёзным стимулом, провоцирующим людей нарушать другое общепринятое правило — не сорить на улицах.

Эксперимент 2
Второй эксперимент должен был показать, справедлива ли теория разбитых окон только для общепринятых норм или ее действие распространяется также и на локальные правила, установленные для какой-то конкретной ситуации или места. Исследователи перегородили главный вход на автомобильную парковку забором, в котором, однако, была оставлена широкая щель. Рядом с ней повесили знак «Вход воспрещен, обход в 200 м справа», а также объявление «Запрещается пристегивать велосипеды к забору». Опыт опять проводили в двух вариантах: «порядок соблюден» и «порядок нарушен». В первом случае в метре от забора стояли четыре велосипеда, явно к нему не пристегнутые. Во втором случае те же велосипеды пристегнули к забору. Из укромного места экспериментаторы наблюдали, как поведут себя граждане, пришедшие за своими автомобилями: пойдут обходить забор или пролезут в дырку. Результат оказался положительным: в ситуации «порядок соблюден» в дырку пролезли только 27 % автовладельцев, а в ситуации «порядок нарушен» — 82 %.

Эксперимент 3
Третий эксперимент проводили в подземной парковке у супермаркета, где висело большое и хорошо заметное объявление «Пожалуйста, возвращайте взятые из магазина тележки». В ситуации «порядок соблюден» на парковке не было тележек, в ситуации «порядок нарушен» там находились четыре тележки. Их ручки исследователи предусмотрительно измазали мазутом, чтобы у посетителей не возникло желания ими воспользоваться. К машинам прикрепляли такие же бумажки, как в первом эксперименте. Результат получился аналогичный: в первой ситуации бросили бумажку на землю 30 % водителей, во второй – 58 %.

Эксперимент 4
Четвертый эксперимент напоминал первый, с той разницей, что признаки «нарушения норм другими людьми» были теперь не визуальные, а звуковые. В Нидерландах закон запрещает использование петард и фейерверков в предновогодние недели. Оказалось, что велосипедисты намного чаще бросают бумажки на землю, если слышат звук разрывающихся петард.

Эксперименты 5 и 6
В пятом и шестом экспериментах людей провоцировали на мелкую кражу. Из почтового ящика торчал конверт с прозрачным окошком, из которого явственно проглядывала купюра в 5 евро. Экспериментаторы следили за проходящими мимо людьми, подсчитывая число краж. В ситуации «порядок соблюден» почтовый ящик был чистый и мусора вокруг не было. В ситуации «порядок нарушен» либо ящик был разрисован бессмысленными граффити (эксперимент 5), либо кругом валялся мусор (эксперимент 6).

В ситуации «порядок соблюден» только 13 % прохожих (из 71) присвоили конверт. Однако из разрисованного ящика конверт украли 27 % прохожих (из 60), а разбросанный мусор спровоцировал на кражу 25 % людей (из 72).

Конечно, теория не идеальна и не всегда работает. Интересно, были ли аналогичные исследования в России? Если нет, мы проведем.

via