September 1st, 2011

123456

ДЕГРАДАЦИЯ АМПЛИТУДЫ МЫШЛЕНИЯ В ПСИХИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ И «ЦВЕТНЫХ» РЕВОЛЮЦИЯХ

Оригинал взят у nikolinoв ДЕГРАДАЦИЯ АМПЛИТУДЫ МЫШЛЕНИЯ В ПСИХИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ И «ЦВЕТНЫХ» РЕВОЛЮЦИЯХ
ДЕГРАДАЦИЯ АМПЛИТУДЫ МЫШЛЕНИЯ В ПСИХИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ И «ЦВЕТНЫХ» РЕВОЛЮЦИЯХ

А. Леонидов(Филиппов),
социопатолог

В обыденной жизни мы исходим из того, что есть вещи интересные и скучные. Но это обывательский взгляд. Интересное и скучное – отнюдь не есть постоянные величины. То, что скучно одному, интересно другому. То, что считали интересным в одно время, с течением лет оказывается вдруг очень скучным для других времен.

Западный музыковед Норман Лебрехт написал целую книгу о смещении человеческих интересов в музыкальной сфере – «Кто убил классическую музыку?». Там он обвиняет звукозаписывающие фирмы второй половины ХХ века в том, что они изменили и извратили вкус слушателя музыки. При всем уважении к классической музыке, нам все же гораздо интереснее сам феномен СМЕЩЕНИЯ ИНТЕРЕСА у широких масс.
Определенные формы такого беспартийного, чисто вкусового явления, как музыка, ВОЗНИКЛИ в определенную эпоху на волне ЖИВОГО ИНТЕРЕСА МАСС именно к такой форме звуковыражения, а затем этот живой интерес масс пропал куда-то, переместился в иные сферы. Не могло же это случится просто так – у всех, или у подавляющего большинства сразу.
Один из самых ярких российских музыкальных экспериментаторов наших дней, Евгений Вороновский, пройдя изнутри всю консерваторскую среду, признал её «ремесленнической». Дословно это звучит так: «Академическая школа – ярко выраженная модель двойного стандарта. Зачастую культурный уровень очень ограниченный. Это люди, которые учатся на ремесленника, а в свободное время развлекают друг друга приколами из мобильных телефонов. Только что играли Гайдана или фортепианный концерт N23 Моцарта, но наступает перерыв, и они погружены в мир сайта «Fiscki-net»…
Прагматический интерес получить за выполнение дела какое-то постороннее для данного дела вознаграждение – это свидетельство угасающей и тающей мотивации интересов. Для человека увлеченного дело его интереса есть награда сама по себе. Увлеченный человек работает для себя, а не ради похвалы посторонних.
Это все – нетрудно понять. Труднее понять тот феномен, что снова проскользнул в наших рассуждениях – ИНТЕРЕС или РАВНОДУШИЕ к тому или иному предмету. Почему интересы одних кажутся верхом нелепости для других? В отношении той же симфонической музыки – есть те, для кого она скучна, как смерть, а есть те, для кого она – сама жизнь. Я сам пережил смещение интересов – от полного равнодушия к джазовым мелодиям в сторону интереса к ним. Очевидно – за этим стоит нечто, а именно – какое-то смещение взаимоотношений и компонентов психической деятельности. Не может неприятная вещь вдруг стать приятной ни с того, ни с сего. Есть какие-то глубинные, фундаментальные реконструкции познавательных процессов, обуславливающие смену интересов.
Вороновский упрекнул академических музыкантов (по крайней мере, значительную их часть) в том, что они – как медведь в цирке, заучивают трюки за кусочек сахара, но сфера собственных медвежьих интересов далека от того, что волнует и занимает дрессировщика.
О том же свидетельствует в интервью газете «Завтра» (33(926), август 2011 г.) оперная звезда мировой величины М. Гулегина свидетельствует о близком и понятном ей мире оперы: «… сегодня опера во власти режиссера. А режиссеру сегодня скучно. И он, исходя из своих представлений о жизни, безжалостно режет оперу, выдирая с кровью самое важное для знатоков оперы – повторы с вариациями…»
Часто в обыденной жизни можно услышать – «нет, это не для нашего темпа жизни; для этого нужно жить совсем в другом режиме» и т.п. Что имеется в виду? Ведь ясно же, что не темпы и не режимы физического движения! Человек, коловший дрова вряд ли имел более низкий темп движения, чем человек с паровым отоплением, а человек, отбивавший атаки войск Атиллы – вряд ли имел меньший стресс, чем сегодняшний офисный клерк. Темп жизни, который инстинктивно нащупывает обыватель – это не скорость перемещений и не уровень тревожности. Это… Впрочем – ещё один пример:
Исследуя мультипликацию сегодняшних дней и минувших десятилетий, мы обнаруживаем отчетливую разницу в скорости смены планов и событий. Более того, старая мультипликация многих раздражает: в ней персонажи слишком долго (на современный взгляд) идут до цели, слишком долго молчат, слишком подробно объясняются, слишком долго поют и т.п. В старой мультипликации (той, что продаётся на сборниках – «наши старые добрые мульты» и др.) по мнению многих, не хватает динамики, скорости смены планов и обстоятельств. Современная мультипликация не только гораздо более жестока и эластична в области моральных норм, но и более «скоростная» в сюжетном отношении.
Не скрывается ли за этим какой-то закономерности? Почему те или иные вещи имеют свойство казаться человеку то интересными, то скучными? Наша гипотеза – совпадение или несовпадение познавательного кода вещи и познавательно-закрепяющей амплитуды человеческой психики.
-------
Что такое познавательно-закрепляющая амплитуда? Это интервал (частота) смены и продолжительность периодов освоения нового и периодов закрепляющего повторения. У каждого частота этих колебаний (от поглощения к освоению, от освоения к новому поглощению информации) разная.
-------
Однако существует и общецивилизационная волна колебаний усвоения и закрепления материала. Если она меняется, то предметы, вызывавшие прежде восторженное восприятие, оказываются при новой частоте волны непонятными – и потому скучными. Приведем яркие примеры: романы Чарльза Диккенса, Фенимора Купера, симфоническая музыка, опера, балет и т.п. Все они были рождены – как предметы познания – в мире с очень длинными периодами созерцания и, соответственно, очень длинными последующими периодами повторения, закрепления в памяти, усвоения полученной информации.
Если колебания от приема к освоению сократились, то роман или музыка, или картины обретают для восприятия вид ЗАНУДСТВА, СКУКИ, ЗАУМНОСТИ. Если, наоборот, колебания от приема к освоению и закреплению выросли, то прежней амплитуды роман, музыка, картины, философские эссе – начинают восприниматься как примитивные, плоские – и оттого тоже СКУЧНЫЕ. Но скучные - с другой стороны: не как заумные, а как слабоумные.
Совпадения познавательной амплитуды в предмете и в психике человека рождает феномен ИНТЕРЕСА к предмету. Если предмет позволяет «ухватить» себя в привычный для человека интервал познания, и затем оказывается постижим в привычный для человека интервал «переваривания», освоения – то он оказывается интересен. Если предмет в привычные сроки непознаваем, и в привычные сроки не «переваривается» - то он воспринимается психикой, как чужеродный, скучный, и даже отвратительный.
В нормальной жизни никто не стоит с хронометром, чтобы замерять периоды получения нового и повторения-закрепления. Они определяются «на глазок», и выводятся простым удобством.
Но в нормальной жизни никто не ставит задачи свести с ума большие массы людей, никто не использует социопатологическое оружие массового поражения. В условиях психической войны хронометры отнюдь не помешают.
Совершенно очевидно, что разум, который постоянно познает что-то новое, не тратя времени на закрепление пройденного, повторение познанного – это обреченный, больной разум. Вся его напряженная работа – бессмысленна. Точно так же очевидно, что разум, который полностью закрыт от всего нового, только и делает, что повторяет закрепляющие «мантры», повторяет одно и то же, когда-то усвоенное – тоже патологичен, тоже испорчен.
Но сколько же должен составлять интервал между обновлением знаний и повторением пройденного? Очевидно, есть какая-то оптимальная для развития цивилизации норма, та амплитуда, которая позволяет разуму развиваться динамично и устойчиво. С точки зрения практики представляется, что эта амплитуда – когда прослушивание симфонической музыки вызывает наслаждение, а чтение Чарльза Диккенса – живой, неподдельный интерес. Именно этот темп мышления подарил человечеству все те нешуточные достижения, которыми мы сегодня располагаем.
При перемене темпа мышления не просто становится скучна опера и тоскливо читать Диккенса с Теккереем. При перемене темпа мышления скучной становится вся та цивилизация, в которой мы живем, и утрачивается способность поддерживать уровень научно-технического развития предыдущей эпохи. Человек на «ультракоротких волнах», зевающий при первой попытке что-то углубленно ему преподать – выпадает из созидательного тренда последних десяти веков человеческой истории, становится сперва психологически, а затем и в бытовом отношении – ДИКАРЕМ.
Это, конечно, выгодно противнику – психическое одичание конкурента, и потому может быть ЗАКАЗАНО в рамках разработки военной социопатологии. Что именно будет разрушать военный социопатолог? С этим нужно разобраться подробнее…
В период поглощения нового наше внимание к внешнему миру обостряется, в период усвоения и переваривания поглоченного – падает. Если изобразить это графически, то получится синусоида. Это – изначальный тактовый ритм нашего мышления. Метроном – под разметку интервалов которого мы исполняем «мелодию» раздумий.
Синусоида в разные периоды и у разных людей то сжимается гармошкой до частокола, то растягивается в почти прямую линию на сверхдолгих дистанциях созерцания. Патологически высокая переметчивость диагностируется нами, как личность шизофазоида (человека, который умудряется несколько раз радикально сменить тему разговора, произнося одну-единственную фразу). Патологически низкая переметчивость от предмета к предмету – порождает личность (точнее сказать, безличность) зомбированного сектанта.
Мы не зря так долго говорили о музыке. Музыка – это лишенный информационной конкретности алгоритм настроения. Музыка – это огромное, разросшееся в фонетическом смысле до невероятных нюансов – МЕЖДОМЕТИЕ.
«Ох!» или «Ах!», «О-ля-ля!» или «Вау!» - это очищенные от всякой конкретики жизни, комплектующие человеческую психику с древности НАСТРОЕНИЯ. Они, как и музыка, передают настроение без фактов. Настроения относятся к событиям так же, как цвета к предметам. Помидор ещё не созрел, но красный цвет уже существует в мире, и придет время – мы скажем, что конкретно взятый помидор с нашей грядки – ТЕПЕРЬ красный.
Музыка отражает психоритмы конкретного сознания, соответствует или не соответствует синусоиде роста и падения познавательной жажды. Если наша гипотеза верна, то она может быть проверена.
Для крайней точки сжатия синусоиды должна быть приятна музыка безмелодийная, какофония, хаос звуков, музыка шума, бессистемного звукового колебания. Она будет соответствовать внутренним познавательным возможностям шизофазоида.
Для зомбированного сектанта будет приятна музыка предельно растянутых, тянущихся многие минуты, несменяемых звуков. Интересно, что таковы песни русских старообрядцев, в которых – из-за протяжности – нельзя разобрать слов (слишком медленно слово пропевается в песне). Это очень помогало старообрядцам в периоды гонений – царские служащие не могли услышать запрещенных текстов старообрядческих гимнов.
Возможен вариант «заклинивающего музыкального эпизода» - бесконечное повторение какой-либо значимой или даже бессмысленной музыкальной фазы, эпизода, припева, причта. Выбор музыки – это выбор соответствия своей личной амплитуде колебаний от поглощения к усвоению информации. Отчасти музыка эту амплитуду формирует, но гораздо в большей степени – просто отражает.
Определенная частота колебаний поглощения-освоения выражается внешне и в таких явлениях, как серьёзность, патологическая сверх-серьёзность (начетничество, казуистика, буквализм) и её противоположность – патологическая неспособность собраться с мыслями, сосредоточится, хихикающая и блудливая размазанность.

123456

Мир США и НАТО - мир без правил и мир без мира.

Оригинал взят у pavelfadeevв Мир без правил _ И кто будет в этом виноват?
Господин Маккейн недавно заявил, что арабская весна может быть продолжена в Сирии, а потом может дойти и до России с Китаем. Зададимся вопросом: а если это произойдет, то что же будет с тем народами, которые проживают на территории России и Китая?


Как мы видим на примерах из истории и на примерах в тех странах, которые уже находятся в сфере влияния НАТО, все будет изменено - история, культура, язык, идеология, политика, традиции. Больше никогда уже не будет ни великой России, ни ее великой истории, ни великих побед, ни великого русского народа. До чего же мир докатился, если Маккейн уравнял Ливию с Россией? До чего Россия докатилась, если ее сравнивают с диктаторскими режимами Африки?

Итак, то, о чем мы и многие другие раньше писали и говорили, сбывается. По сути дела продолжаются оккупационные войны. В Ливии под прикрытием резолюции ООН  НАТО почти открыто действовало и действует на стороне повстанцев. Все очень просто - сначала появились митинги и повстанцы, потом резолюция ООН, а потом и вооруженные силы НАТО.

Здесь все наглядно видно. И мир на это счет не заблуждается. Но многие уже начинают бояться говорить и критиковать такие действия. Миру навязывается односторонняя правота. Прежних правил и порядка в мире больше не существует.

Горбачев пошел на большие уступки Западу, распустил военный блок. Они обещали сделать то же самое. Однако свои обещания нарушили, и сейчас НАТО ведет оккупационные войны. Тогда было нарушено главное правило в международных отношениях - нарушено данное слово и обязательства.

Collapse )