leon_rumata (leon_rumata) wrote,
leon_rumata
leon_rumata

“Вежливая интервенция” и украинская революция

Оригинал взят у ai_zhilin в “Вежливая интервенция” и украинская революция
Как вы думаете, почему российско-украинская война до сих пор не началась? Ответ очень прост: никто не собирается и не может воевать. У Киева нет армии, возникшее там правительство не контролирует половину страны, да и своих собственных сторонников не слишком способно контролировать. Если украинские власти попытаются провести мобилизацию всерьез, то это лишь спровоцирует новые протесты. Одних лишь слухов о такой возможности хватило для того, чтобы спровоцировать антиправительственные выступления в Одессе.

Что касается Москвы, то она пока бряцает оружием, но очень осторожно. Если бы Кремль всерьез хотел вводить войска на территорию Украины, то не просил бы разрешения Совета Федерации, а просто отдал бы приказ. Однако вместо реального наступления последовала пиар-акция “единодушное голосование сенаторов”. Война началась в виртуальном пространстве интернета, поддерживаемая истерическими комментариями либералов и злобными воплями пропагандистов-охранителей. Этого в сущности и достаточно для решения задач, стоящих перед властями на данный момент. Психологический эффект достигнут почти такой же, как если бы мы всерьез воевали где-нибудь под Харьковом. А жертв и разрушений нет. Если, конечно, не считать обвала рубля. Но и здесь всё не так просто: правительство и Центробанк линию на девальвацию национальной валюты вели уже несколько месяцев. Рубежи 37 рублей за доллар и 50 рублей за евро прогнозировались аналитиками по меньшей мере с сентября. Так что украинские события лишь ускорили этот процесс и помогли финансовым властям осуществить задуманное, сняв с себя ответственность за обесценивание сбережений наших граждан.

Когда некоторые левые, повторяя штампы столетней давности, говорят про “войну, которую развяжут в интересах крупного капитала”, они в очередной раз ошибаются. Вместо того, чтобы воспроизводить клише из старых учебников, стоило бы проделать минимальный экономический анализ. Дело в том, что крупному российскому капиталу (как частному, так и бюрократическому) война сейчас как раз не нужна.

Человеческие пороки часто идут на пользу обществу. Если бы в нашем правительстве и военном руководстве сидели люди идейные, принципиальные и решительные, мы и действительно могли бы ожидать куда более серьезных неприятностей. Экономика России слишком зависит от газовой трубы, проходящей по территории Украины. От этой же трубы, от её бесперебойной работы зависит и экономика многих стран Евросоюза, не говоря уже и о самой Украине. Инвестиции, сделанные “нашими” олигархами в украинские предприятия, конечно, нуждаются в защите, но военные действия скорее усугубят проблему, чем решат её. Именно цинизм и сребролюбие наших сегодняшних правителей является лучшей гарантией против большой войны.

В свою очередь, в Киеве тоже довольны. Можно использовать «русскую угрозу» для консолидации нового режима, объяснить экономические трудности внешним давлением, задним числом оправдать свои собственные шаги, ведущие страну к развалу. Так что нынешняя ситуация “ни мира, ни войны” вполне устраивает оба правительства. По крайней мере, на данный момент. Единственное, что всерьез вызывает беспокойство, это намерение Москвы держать беглого Виктора Януковича за “настоящего президента”, да ещё намекать на на возможность восстановить его на киевском престоле. Но и к этому не надо слишком серьезно относиться: как уже было сказано, в Кремле сидят люди циничные, никаких серьезных обязательств украинскому беглецу давать не будут, а если и дадут, то обманут. Конечно, очень удобно на всякий случай держать под рукой “законного президента”, но если случая не представится, то бывший легитимный правитель в пять минут превратится в нежелательного иностранца.

В Крыму российские войска ограничились «вежливой интервенцией». Разумеется, это было нарушением суверенитета, но давайте будем честны: французы, американцы, англичане в аналогичной ситуации сделали бы то же самое. Когда Франция не вмешалась, допустив резню в Руанде, прогрессивная общественность гневно осуждала бездействие. Когда та же Франция вмешалась в Мали, предотвратив полномасштабную гражданскую войну, та же прогрессивная общественность гневно осудила интервенцию. Аналогичная ситуация сложилась и по отношению к Крыму. Оба варианта решения были связаны с очень серьезными политическими и моральными потерями, с риском попасть под огонь внутренней и международной критики. В Москве сделали выбор в пользу локальной интервенции, но провести её постарались как можно более осторожно.

Пока российские войска действуют гораздо сдержаннее, чем французы или американцы в сходной ситуации. Быть может, не благодаря правительству, а вопреки. Просто здравый смысл нижних чинов берет верх в условиях ослабления «вертикали» с обеих сторон. Спецназ не штурмует базы украинских войск, а ходит вокруг них и вяло переругивается с их начальниками, уговаривая отдать оружие. Украинцы отказываться, ссылаясь не на присягу и верность родине, а на то, что речь идет про казенное имущество, за которое командование базы несет материальную ответственность. Россияне воспринимают подобные аргументы с пониманием — на месте своих украинских коллег они действовали бы точно так же. Какая-то новая форма войны, без стрельбы и жертв… Никто не хочет стрелять, всем на самом деле безразлично, что будет с устаревшими бронетранспортерами и складированными в казармах стволами. По крайней мере, рисковать жизнью и здоровьем ни те, ни другие не собираются. И это вселяет надежду.

Российские элиты смертельно боятся всерьез разозлить Запад, но и на Западе поняли, что без помощи России достичь своих целей на Украине не удастся. Европейскому Союзу не нужна зона хаоса на своей восточной границе, не нужно новое Сомали или Конго совсем под боком. Ввести на территорию Украины собственные войска или полицейские силы, как в Боснию или Косово, тоже нельзя, по крайней мере, без согласия России.

Американская пресса очень резко критикует Москву, но прямо указывает, что помогать Киеву не будут, поскольку нет соответствующих договоров и эта страна не член НАТО. А МВФ уже отказал Киеву в деньгах, причем в крайне грубой форме. Глава Международного валютного фонда Кристин Лагард заявила, что Украина не нуждается в немедленной финансовой помощи.

«Мы не видим ничего критичного, чтобы это стоило паники в настоящий момент. Мы определенно надеемся, что власти не будут бросаться большими цифрами, которые на самом деле бессмысленны, пока они не были оценены должным образом»

В Брюсселе и Вашингтоне, видимо, решили, что овчинка не стоит выделки, огромный риск при непонятных перспективах. Если кто-то должен нести моральные, материальные и финансовые издержки по наведению порядка, то пусть уж это будут русские. В принципе стратегия локализации конфликта одним лишь Крымом вполне устроит и Кремль, и Запад. А может быть даже и новые власти в Киеве. В последнее время немецкая пресса настоятельно рекомендует Украине пожертвовать Крымом ради евроинтеграции. Но беда в том, что процесс развивается стихийно, его уже не контролирует воля нескольких политиков, а правительства, что в Москве, что в Киеве за последнее время отчетливо показали, что неспособны выработать долгосрочную стратегию. Поэтому совершенно очевидно, что кризис будет разрастаться и углубляться, но совершенно не по тому сценарию, который обещают нам люди, пугающие себя и других призраком русско-украинской войны.

Скорее всего, нынешняя власть в Киеве по-любому долго не удержится. Симпатизирующие ей комментаторы в Москве постоянно нам напоминают, что большинство портфелей в новом правительстве взяли не радикалы из “Свободы” и не “Правый сектор”, а более умеренные политики. Забывают при этом упомянуть, что эти “умеренные” являются заложниками радикалов. Как говорил Мао, винтовка рождает власть. В условиях, когда армия развалена, а правоохранительные органы либо разгромлены, либо деморализованы, либо поставлены под контроль того же “Правого сектора”, именно национал-радикалы являются хозяевами положения. «Умеренных» в правительстве терпят только потому, что они обещали предотвратить отторжение Востока. Теперь, когда они с этим не справились, их зачистят. Либо Западная Украина тоже выступит против Киева, добиваясь в качестве “ответа на российскую агрессию” создания более решительного и “национального” правительства, либо это случится в самой столице. И в том, и в другом случае под давлением правых создадут такое правительство, что Киев сам восстанет.

В то же время на востоке развал Партии Регионов и крах старой администрации привели не к “триумфальному шествию” Майдана, а наоборот, к росту сопротивления новой власти, воцарившейся в Киеве. Нарастающий экономический кризис вселяет среди левых надежду, что очень скоро на смену выступлениям под “национальными лозунгами” и на востоке, и на западе страны придут классовые протесты. Однако такого рода развитие не бывает автоматическим. Ни Майдан, ни выступления на Востоке не были спонтанной народной революцией. И там, и тут в игре участвовали внешние силы. Классовый характер новой киевской власти обозначился с поразительной ясностью, когда на ключевые посты в восточные регионы были назначены олигархи-миллиардеры. В обмен на «стабилизацию» им предлагают приватизировать не только экономику, но уже и функции власти в Восточных областях. Но ведь и люди, которые приходят к власти на Востоке, не очень похожи на выходцев из народных низов.

Поводом для оптимизма может послужить лишь то, что идеологический вектор восточных протестов изначально направлен иначе, нежели западных. С Майдана левых активистов изгоняли, били их (про отношение к левой символике и памятникам можно уже и не напоминать). В Харькове и Одессе, напротив, защищали советские памятники, кое-где даже поднимали красные знамена. Но тут не должно быть иллюзий: речь скорее пока идет о культурных различиях, а не о классовых позициях. Левым надо работать в протестном движении восточных регионов, укрепляя свое влияние и содействуя формированию позитивной программы. В таком случае есть реальный шанс сдвинуть всё движение на более прогрессивные позиции, завоевать в нем гегемонию. Это именно потенциальный шанс, не более того. Но дело в том, что по отношению к Майдану даже такого шанса не было.

Конфликт, разворачивающийся на Украине, это не противостояние однозначного Добра с таким же однозначным Злом. И это даже не противостояние “русского” Юго-Востока с “украинским” Западом. И там, и тут экономические интересы переплетаются с культурными противоречиями, а логика конфликта формирует союзы, не всегда соответствующие заявленным идеологиям. Происходит не столько раскол страны, сколько её фрагментация.

Мировой войны, о которой с таким восторгом пишут ура-патриоты и либерал-русофобы, не будет. Российско-украинской войны тоже не будет. Скорее всего не будет даже гражданской войны в том виде, как мы её себе представляем. Но будет то, что может оказаться похуже гражданской войны — хаос, чреватый бессмысленным и беспорядочным насилием всех против всех. Если это случится, то реализуется худший из возможных сценариев. Как в Сомали или Конго.

Позитивным ответом на этот кризис может стать лишь федерализация государства с одновременной демократизацией власти на местах (в противном случае, федерация приведет лишь к разделу страны между олигархическими группами). Но это и есть программа демократической революции. Которая, при определенных условиях, может перерасти в революцию социальную.

Особенно, если тем временем перемены начнутся в самой России.

Но даже если этого в ближайшее время не произойдет, будем надеяться, что внутри Украины всё же созреют силы, способные противостоять логике распада.
Tags: ИЗБРАННОЕ, УКРАИНСКИЙ КРИЗИС
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments